Новости КомЛайн

13.06.2018 28-ая международная специализированная выставка «БЕЛАГРО – 2018»

Компания КомЛайн приняла участие в 28-ой международной специализированной выставки «БЕЛАГРО – 2018»

30.05.2018 Компания КомЛайн представит «1С:Молокозавод.Модуль для 1С:ERP и 1С:КА2» на 28-ой выставке «Белагро»

С 05 по 09 июня 2018 года компания КомЛайн примет участие в 28-ой международной специализированной выставке "БЕЛАГРО - 2018". Выставка будет проводиться при поддержке и участии Министерства сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь, Министерства промышленности Республики Беларусь, Национальной академии наук Республики.

Все новости

Новости молочного рынка

17.10.2017 ЭКСАР и МСП Банк заключили первый договор о страховании кредита экспортера

Российское агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций (ЭКСАР), входящее в группу РЭЦ, и МСП Банк заключили первый договор страхования кредита на пополнение оборотных средств экспортера, передает The DairyNews со ссылкой на пресс-службу РЭЦ.

17.10.2017 В Ленинградской области выполнен план по заготовке кормов

Сельхозпредприятия области заготовили 392 тысяч тонн кормовых единиц  кормов, что составляет 102% от плана и на 2% превышает уровень прошлого года.

Все новости

Будет ли сыр в масле?

В конце апреля в Министерстве сельского хозяйства РФ состоялось совещание по вопросу «О мерах по развитию производства сыра в Российской Федерации».

Среди участников совещания были заявлены:

Хусаинова Амина Савдохановна – Директор Департамента финансов и бюджетной политики
Межонов Андрей Викторович – врио Директора  департамента пищевой, перерабатывающей промышленности и качества продукции

Горчак Владислав Витальевич – врио Директора департамента экономики и анализа
Крестьянинов Артем Юрьевич – заместитель  Директора департамента агропродовольственного рынка и развития инфраструктуры

Серегин Сергей Николаевич – заместитель Директора  департамента пищевой, перерабатывающей промышленности и качества продукции

Свирина Надежда Петровна – заместитель начальника отдела Директора  департамента пищевой, перерабатывающей промышленности и качества продукции

Усачев Анатолий Николаевич – заместитель Директора департамента развития секторов экономики в АПК Минэкономразвития России

Чернецова Наталья Анатольевна – начальник отдела Минфина России

Середа Зоя Сергеевна – начальник отдела Минздравсоцразвития России

Буров Дмитрий Валерьевич – ведущий специалист-эксперт Минпромторга России

Чикина Людмила Владимировна – заместитель начальника отдела Роспотребнадзора

Чеверов Владимир Игоревич – Директор  департамента переработки молока Национального союза производителей молока

Никитин Александр Адольфович – Президент сыродельной компании «Аланталь» (Предприятия Псковской и Ивановской областей)

Мокроусова Александра Васильевна – Директор ТнВ «Сыр Стародубский» (Брянская область)

Зюзин Денис Анатольевич – Генеральный директор сельскохозяйственного производственного холдинга «Киприно» (Алтайский край)

Дахнович Андрей Андреевич – Директор по производству компании «Фудлэнд».

В настоящий момент ИА DairyNews располагает записью дискуссии, развернувшейся на данном совещании между представителями государственных ведомств и переработчиками молока. Мы предоставляем возможность нашим читателям ознакомиться со стенограммой наиболее интересной части беседы.



Чернецова Наталья Анатольевна, начальник отдела Минфина России:


 - Про определение сельхозтоваропроизводителя слышу впервые, идея занимательная, требует размышления. Но сразу хочется сказать, что Минфин не может согласиться с тем, чтобы включать переработчиков в состав категории сельхозтоваропроизводителей и распространять на них меры сельхозподдержки. Когда мы говорим о том, что готовы мы или нет выделить ассигнования из бюджета, мы хотели бы по каждой конкретной мере увидеть экономику, хотели бы понимать во что это выльется федеральному бюджету, допустим как в данном случае, мы говорим об увеличении по процентным ставкам в том числе, мы хотели бы понимать, что это за сумма. Потом… Хотели бы видеть каким образом субсидирование скажется на финансово-хозяйственной деятельности конкретного перерабатывающего предприятия. Хотели бы понимать показатели этого предприятия без субсидирования и с учетом субсидирования. И потом… Тут мы идем немного дальше своих полномочий, мы изучаем информацию контрольного управления Президента Российской Федерации, где говорится о том, что у нас (по крайней мере в 2010 году) существовала недозагрузка перерабатывающих молочных предприятий. Конкретно – по сырам – 63,4 % было всего загружено. Поэтому может быть, прежде чем мы будем говорить об увеличении объемов господдержки и включении переработчиков в категорию сельхозтоваропроизводитель, стоило бы прежде обратить внимание на эту проблему? И еще одна информация из того же Контрольного Управления (не знаю, к слову, не к слову, к месту, не к месту) – у нас на данный момент не используются для переработки 12 млн. тонн молока. То есть, если молоко сельхозорганизаций реализуется почти полностью, то молоко, получаемое от хозяйств населения использовано в переработке только на 31,9%.

Мне кажется, необходимо проанализировать проблему в комплексе, а потом уже решать необходима ли поддержка перерабатывающим предприятиям, которые к слову, у нас получают субсидирование процентных ставок по коротким кредитам, и на приобретение сырья… (по моему это касается хлебобулочных предприятий, а не молочных).

Дахнович Андрей ,  компания Фудленд:

- Нет, у нас есть.

Чернецова Наталья Анатольевна:

-Получаете? Ну, тем более… Для нас это «тем более», потому что существуют такие данные, на которые мы не можем закрыть глаза. И прежде чем говорить о том, что Федеральный бюджет будет оказывать поддержку, следовало бы проанализировать проблему в комплексе.

Дахнович Андрей :

- Не понимаю, какая проблема? В чем? То есть вы считаете, что у населения 12 млн. тонн молока…

Чернецова Наталья Анатольевна:

-Во-первых, да, не используется… И да, я не могу сейчас принимать вашу информацию.

 Алдошин Олег Николаевич зам. министра СХ:

- О загрузке производственных мощностей, кто что скажет?

Никитин Александр Адольфович, ГК "Аланталь"


- Никитин Александр. У нас завод в Псковской области загружен на 100 %, и мы с удовольствием переработали бы 400 тонн молока, что является итогом при реализации полной реконструкции завода, а мы реализовали только 50 % за счет собственных средств, и если бы была программа – мы бы закончили модернизацию. А так – на сегодняшний день мы закредитованы и одни только процентные ставки по кредитам на модернизацию и те процентные ставки, которые мы получили для пополнения оборотных средств, составляют примерно 7 рублей на один кг готовой продукции. И в нынешних условиях рынка это составляет примерно 70 копеек на литр и целиком и полностью ложится на плечи производителей молока, потому что мы вынуждены продавать сыр как и белорусы по 160 рублей за кг, и в итоге получается, что мы не можем купить молоко дороже 10 рублей. И получается так, что отсутствие субсидирования нашей модернизации целиком и полностью ложится на плечи производителей молока.

 - Прошу прощения, можно мне высказаться?

Дахнович Андрей, компания Фудлэнд.
- Компания занимается как импортом сыров, так и собственным производством, два наших сыродельных завода являются одними из крупнейших в России. Семикаракорский сыродельный  завод и завод в Волгоградской области, объемы производства – 13 тыс. тонн за 2011 год. Вы знаете, мне кажется, что у вас несколько не точная информация по поводу загрузки мощностей. Во-первых, что назвать мощностями. Во-первых, в России огромное количество предприятий, которые не перерабатывают ничего. Они просто не в состоянии что-либо перерабатывать. Конечно, если учитывать их мощности, то это вносит определенный дисбаланс в цифры, второе – у нас в стране огромная сезонность в производстве молока, то есть, предприятия полностью загруженные в летний сезон, в зимний сезон фактически простаивают. Например, на наших предприятиях приход сырья по сезону лето-зима может отличаться в 6-7 раз. К сожалению, такая сырьевая зона на юге России. Вы говорите, 12 млн. тонн молока населения? Только вот где оно? Как вы знаете, наша статистика, мягко сказать, оторвана от реальности. И если согласно ей у нас может быть огромное количество молока, то на самом деле его гораздо меньше.

Учитывая импорт молочной продукции, мы являемся страной, которая недопроизводит огромное количество молока. То есть где-то оно на бумаге производится и выпивается прямо из-под коровы, а на самом деле его нет, поверьте. Наши предприятия в своих областях ярко выраженные лидеры, потому что комбинаты большие, каждое предприятие имеет по несколько десятков молокоприемных пунктов, около 100 единиц автотехники, сотня охладительных танков, мы сами собираем молоко и я вас уверяю, у нас нет огромного количества молока. И если вам интересно послушать меня, как переработчика молока, потому что я один из крупнейших в России сыроделов, мы крупнейшие трейдеры, хорошо знаем ситуацию на рынке России и СНГ, для нас финансовой сильной ситуации, для нас в этом году ситуация ужасная. Мы инвестировали в наши заводы 1 млрд. рублей. Это не те программы о которых вы говорили, это мы уже сделали. Объем выпуска продукции за последние два года у нас был не маленький – 2,5 млрд. рублей. У нас заработная плата на предприятиях – около 300 млн. рублей, а налоги на ЗП и НДС – с ума сойти можно, почти 300 млн. рублей, а получили субсидии – около 50 млн… Но это мало для нас. Фактически в 2012 году мы стоим на перепутье. Мы не знаем, что делать. Притом, что мы одни из самых сильных заводов. А ситуация страшная! Мы не представляем, куда продавать сыр, продавать по ценам Беларуси мы не можем. Потому что в таком случае будем вынуждены покупать молоко по ценам меньше 10 рублей, а спросите у производителя, что это для него – минимум 30 % убыток. Все потому, что производство молока в нашей стране убыточно, мы должны правильно понимать ситуацию. Вот Александр сказал, что 7 рублей, это только нагрузка на наши заводы, мы берем кредиты, и кредиты эти все время растут. Вот вы оказываете очень серьезную поддержку по субсидированию процентной ставки, без этого мы бы давно уже лежали, наверняка. Но вы представьте ситуацию. Завод получает по субсидированному кредиту около 8 % годовых, а ставка меняется с 10 % до 14 % в этом году. Тот же сбербанк у нас говорит – вы уменьшили в прошлом году производство на 10 %. Мы простояли тогда полгода, занимаясь реконструкцией, мы показываем – господа, мы произвели полную реконструкцию предприятия! Нет, отвечают – вы после этого стали более рискованным заемщиком, потому что вы уменьшили производство в прошлом году. Вот вам правда… 14 % годовых. Соответственно нужно получить деньги не под 2 % годовых, а под 6 %. Уже очень серьезная нагрузка. Плюс, так сказать, идет вымывание оборотных средств у компаний… Мы не можем продавать сыр зимой так же как летом, сезонность молока велика, все продажи сконцентрировались летом. Мы летом работаем в значительной степени на склад. Объем продукции, который у нас в прошлом году был на складе – одномоментно – 700 млн. рублей. К сожалению. Господа переработчики знают нас, знают, что наша продукция ликвидна, но. Банки принимают залоговую стоимость от 50 %. Я боюсь, что в этом году мы залог не вытянем, кроме того все присутствующие здесь знают, что ситуация в ритейле в 2012 году кардинально усугубилась.

Если раньше мы продавали на 10-15 рублей дороже, чем белорусы, никто слова не говорил. Качество хорошее, мы – россияне. Сейчас такого нет. Ритейл переходит на тендерные закупки и мы проигрываем белорусам, потому что у нас другое сырье, у нас большая сезонность, мы не можем себе позволить продавать по белорусским ценам. И в итоге что происходит? Происходит замещение отечественного молочного продукта на полке белорусским. Плюс, в 2012 году импорт страшнейшим образом давит на рынок. Почему? Министерство финансов наверное точно знает. Рубль укрепился, контрактные цены все в долларах и в евро, плюс на мировых рынках пошло движение в низ из-за перепроизводства. В результате сыры упали на 25 рублей у ритейлеров. Мы покупаем сыр и в Германии, и в Голландии и в Сербии и являемся частью этого рынка. Теперь смотрите. Европа и мировые поставщики нас душат, Белоруссия – там вообще в стратегическом развитии до 2020 года собираются увеличить производство молока на 5 млн. тонн. Господа, эта продукция попадет на наш рынок, а куда деваться нам? Нас сыроделов в России осталось ну может быть 2 десятка, может по статистике нас и двести, но сильных, способных еще стоять на ногах – два десятка, не более. Остальные – это бурдометалоломы, с инвестиционной точки зрения никому не интересные. А сколько остановившихся предприятий за последний десяток лет? В Пензенской области – Былинское молоко,  Старица, Пятигорский завод, в Мордовии завод Юнимилка, Надежда (Ковылкино) – то же Юнимилковский. И это не все. Это комбинаты, это не заводы!

Министерство сельского хозяйства, Министерство финансов, если вы еще немножко пообсуждаете как нам помочь, то мы уже уйдем с рынка. Потому что Белоруссия нас давит и мы ничего не можем сделать. Мы снижаем цену на молоко. И Что? Самое интересное, что в 2012 году действительно появились определенные позитивные тенденции на рынке производства молока. То есть, зимой стало понемножку прибавляться, потому что в 2010 году была засуха и было ощущение, что вообще вот-вот мы все перестанем функционировать…

В 2011 году было получше, цена была нормальная, многие фермеры начали заниматься молочным животноводством, а что сейчас – я вынужден снижать цену, цена нашим фермерам сегодня 11,5, но может снизиться и до 10 – 10,5 рублей. В различных регионах различная информация. В каких-то колхозах еще получают по 13 рублей, в каких-то уже десять, а это для производителя молока – ужас, это значит, что снова молочное животноводство под угрозой. И здесь важны субсидии для фермера. Потому что – что важно для бизнеса? Знать, что будет завтра. А Завтра – прямого его понимания нет. Фермеры боятся. Вот я с поставщиками разговариваю. «Ты предлагаешь нам построить какой-то комплекс? Предлагаешь нам купить скота? Не,не,не,не… мы не хотим. Завтра вдруг ты скажешь, что покупаешь молоко не по 15, не по 13,а  по 10 рублей, может такое быть?» Конечно может, если вдруг белорусы начнут меня давить. И для молочного животноводства принципиально важно знать, что государство будет поддерживать его, в любой ситуации, что даже если будет мировая война, молочников вытащат. А для этого нужно частично оградить рынок от конечного продукта. Я может быть буду сейчас говорить вещи крамольные и может быть этого делать нельзя, но я не представляю как без этого может развиваться молочное животноводство и сыроделие. Нужно поднимать таможенные ставки. Да, представляете, я готов уйти из этого бизнеса, лишь бы сохранить российские заводы компании.   Нужно поднятие ставки, чтобы сыр стоил не 160 рублей, а хотя бы 190 рублей. Нужно договориться с белорусами, потому что если они реализуют свою программу, то нам ничего не поможет. Они высокоэффективны, почему бы не договориться с ними обучать…

 Алдошин Олег Николаевич:

-Извините, давайте договоримся конкретные направления будем обсуждать…Нам нужно сосредоточиться на поддержке конкретно переработчиков, по таможенно-тарифным мерам и тех.регулированию мы отдельно будем обсуждать. Не стоит распыляться. Сейчас мы обсудим меру конкретно субсидирования переработчиков, а потом уже рассмотрим защитные меры.

Дахнович Андрей :

- Тогда, чтобы вы правильно понимали. Инвестиционные кредиты, их получить катастрофически сложно. Банки не идут на длинные кредиты, или идут со ставкой плюс 3-4 %. Ну разве можно заниматься инвестициями, в ситуации, когда инвестиции не приветствуются. Объемы наших кредитов маленькие, потому что банки идут очень неохотно на большее, поэтому если государство заинтересовано в том, чтобы переработка молока и производства молока развивались, необходимо целевое финансирование. Как в Белоруссии? Министр сельского хозяйства РБ на съезде Союзмолоко сказал, что «Если  колхоз хочет заниматься производством молока, мы выделяем ему кредит на 10 лет, под процентную ставку 0 годовых. Шикарно, я не прошу 0 % годовых, но можно подумать о том, чтобы была федеральная программа, по которой если я переработчик молока и если я вложил серьезные инвестиции, мне бы целиком финансирование предприятия… А я становлюсь зависимым от того, как банк повысит или понизит мой рейтинг, нужно создавать более благоприятные условия, чтобы предприятие могло получать кредиты. По поводу коротких кредитов – и за них спасибо, за то, что идет на них субсидия из федерального бюджета.

Мокроусова Александра Васильевна ТнВ «Сыр Стародубский»:

- Спасибо. Я хочу сказать тоже. Сыродельный завод Стародубский, тоже большой завод, более 3 млрд. в год. Мы – типовое сыродельное предприятие, которое было построено еще в советское время, по типовому проекту. Это была тысяча тонн сыра в год. Сегодня мы даем 1000 тонн сыра в месяц. То есть, мы развились, наши мощности загружены и перегружены, у нас очень высокотехнологичное производство. За счет чего мы так развивались последние годы? За счет того, что мы находимся на границе с Белоруссией. И мы брали оттуда молоко. Когда у них еще не были модернизированы свои мощности, и молоко стоило немного, нам просто повезло. Наблюдая за этой ситуацией, я сама для себя решила, что пока мы пользуемся сырьем соседнего государства, то мы займемся модернизацией, а за это время наши колхозы повысят свой уровень и мы будем строить новый завод. Вот у меня лежит под рукой проект нового завода. Вы знаете, сыроделие – это такое дело сложное. Будут деньги, будет все, но не будет опыта производить и ничего сделать уже нельзя будет.  И эту отрасль нужно беречь. Возьмите любую страну. Швейцарию, Францию, Италию, как они гордятся своим сыром и сыроделами! Мы в России не научились этого делать. Мы сегодня продолжаем упираться, уверяя, что сами выдержим все, но сейчас я не знаю, как мы это выдержим, но что нам делать с нашими производителями молока? О частном секторе можно забыть, бабушек в деревнях не осталось, молодежь заниматься этим не будет. И термин ЛПХ нужно забыть. И поэтому сегодня – крик души. Мы стоим на таком моменте, когда нужно чтобы государство дало смелость самим сельхозтоваропроизводителям. Они действительно испугались.

Если до прошлого года они чувствовали себя более уверенно, то в этом году, когда мы стали снижать цену, а мы по-другому не можем, они потеряли уверенность. Этого допускать нельзя. Почему мы постоянно обращаемся к ситуации с Белоруссией.  Дело в том, что у белорусов очень четкая политика, они развивают сельхозтоваропроизводителей, подняли на очень высокий уровень переработчиков. Даже выше, чем европейские. Мы с ними рядом живем, люди они дружелюбные, ничего не скрывают, все показывают, и к нам ездят, и мы у них опыт перенимаем. В чем их цель. Они понимают, что по цене мы с ними неконкурентны. Они губят нашу переработку, а вслед за нами умирает и сельское хозяйство. И все, рынок остается им. Но мы же Россия? И мы должны понимать, что регионы – наша жизнь. Я вам очень благодарна, что вы нас сегодня слушаете. Нам редко приходится об этом говорить, мы очень упорные, настоящие патриоты, но что делать дальше мы не знаем. Спасибо.

 



Информационное агентство DairyNews

Возврат к списку